В прошедшем месяце Лакримоза вживую представила новый альбом Stille. Тур закончился выступлением перед французскими фанатами в Париже. Orkus поговорил с Тило о новом альбоме и ещё о некоторых вещах…

Ваша последняя работа называется «Stille» — почему?

ТИЛО ВОЛЬФ: На это есть несколько причин. Для начала, получается так, что каждая пластинка соединена с предыдущей. Последняя песня предыдущей пластинки находит продолжение в первой песне последующей. Последней песней Inferno была «Der Kelch des Lebens», заканчивающаяся словами: «…За мечтой, которая ведёт меня, я последую и в пекло…». Можно представить, что после выхода из инферно через пламя, за полосой тумана простирается первый новый день. Именно поэтому название первой песни Stille гласит «Der erste Tag». Там воцаряется внутреннее спокойствие.

Благодаря всему тому, через что ему пришлось пройти, человек достиг внутренней зрелости и умиротворения. Собственно, это и является главной причиной, почему пластинка называется Stille. С другой стороны, это можно объяснить и самими текстами. Они очень глубокомысленные, очень личные и откровенные. Чтобы писать, а также понимать такие тексты, требуется абсолютная тишина и, для меня лично, внутреннее спокойствие. Кроме того, мне казалось, что альбом будет намного жёстче и сам был удивлён из-за того, что он получился относительно спокойным. Он очень динамичен, в нём присутствуют громкие и резкие композиции, но также и много спокойных вещей.

Однако это не означает возвращение к изначальным «Angst» или «Einsamkeit» — несмотря на спокойствие, не застой, а развитие?

x_88f602a7ТИЛО ВОЛЬФ: И да, и нет, всё-таки этот альбом связан с тем, что было вначале. Если сравнивать «Inferno» и «Angst», тогда «Stille» можно было бы сравнить с «Einsamkeit». Если обратить внимание на композиции, то можно заметить, что «Inferno» выдержан так же, как и «Angst», хотя это было больше совпадением, которое удивило и меня самого. Конечно, потом мне было интересно, получится ли такая же история со «Stille». И действительно, можно провести параллели с «Einsamkeit». Но это получилось скорее неосознанно. Тем не менее, я бы не стал описывать это как «застой». Напротив, это больше похоже на прорыв. Так сказать, прорыв в новый мир. Первый день начинается с таких вопросов, как: где я нахожусь, откуда я, что я пережил до этого и как это может продолжиться. Сначала это самоотрицание, затем определение своего места и, наконец, остальная часть пластинки — это резкий прорыв. Намёк на это содержался уже в «Stolzes Herz». Пластинка так же называется «Stille» потому, что она очень трогает. До этого ещё не бывало настолько разнообразной и динамичной пластинки Лакримозы, как эта. Именно поэтому она кажется скромной; «Stille» свойственна прямота.

Выбрали ли вы «Stolzes Herz» в качестве сингла именно потому, что она символизирует этот прорыв?

ТИЛО ВОЛЬФ: Помимо всего прочего. Вообще этот текст о том, почему существует Лакримоза. Это именно то, что мне бы хотелось выразить с её помощью, только раньше у меня ещё не было возможности это осуществить. Я всегда боялся, что не смогу правильно применить эту силу. Конечно, я мог бы написать текст в два этапа: начало, когда всё было не очень хорошо, и среднюю часть, или припев, когда мне было лучше. Тогда как мне хотелось писать тогда, когда я действительно буду чувствовать себя растоптанным. Почувствовать во время написания силу, чтобы затем суметь применить её в слове…

Когда пишешь, это определённого рода самотерапия: написать всё, что лежит на сердце и таким образом «прокричаться», чтобы потом стало легче. И если позволить этому чувству облегчения отразиться и в тексте, тогда всё обретёт смысл. Важно то, что можно снова выйти в свет, суметь снова видеть положительные моменты, а не утопать в жалости к самому себе. Но обрести эту самую силу, сохранить храбрость духа в такой момент, снова подняться и потом выразить это словом и музыкой, раньше я не был на такое способен. У меня было что-то подобное в голове, но я не мог это правильно выразить. И со «Stolzes Herz» это в первый раз удалось и поэтому, когда песня была готова, я подумал: плевать, даже если она получилась некоммерческой, она должна стать синглом. Она затрагивает очень важную тему для Лакримозы.

Откуда ты берёшь силу так явно выражать свои чувства, ты не боишься, что это будет расценено как слабость?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я думаю, что показ своих слабостей — это и есть сила. Скрывать свои слабости очень просто. Человек сильно усложняет себе жизнь тем, что он не способен показывать свои чувства, потому что он не может показать свои слабости. Между тем, слабости есть у каждого человека. Особенно эта проблема затрагивает мужчин. Свою силу я черпаю из веры. Кроме того, у меня есть потребность описывать мои чувства. Если бы я подавлял это в себе, я бы не смог быть счастливым.

Ты можешь представить себя на месте другого человека?

ТИЛО ВОЛЬФ: Думаю, что да.

Получается, в своих текстах ты рассказываешь не только о своих собственных размышлениях?

ТИЛО ВОЛЬФ: Конечно же, окружение сильно влияет на человека. При этом в текстах Лакримозы речь идёт о тех вещах, которые затрагивают меня самого, которые я сам испытал и сам пережил. Время от времени мне встречаются люди, которые рассказывают мне свои истории и хотят потом, чтобы я написал об этом текст или песню, но я так не могу. Конечно, я могу представить себя на их месте, но у меня никогда бы не вышло достаточно прочно связать это с собой, потому что сам я этого не испытал. Эти чувства никогда не были настолько сильны, чтобы я захотел их выразить.

Используешь ли ты литературу, чтобы выражать себя?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я бы с удовольствием больше читал, но, к сожалению, мне не хватает времени. Мне нравится Кафка, меня завораживает содержание его произведений…Но ещё до того, как я вообще начал читать, я уже писал сам. Может быть, если мало читать, но при этом писать самому, то можно дойти до таких идей, которые бы не возникли, если просто читать книги.

Stille Lacrimosa Tilo Wolff Лакримоза Тило ВольфСомневаешься ли ты иногда в самом себе?

ТИЛО ВОЛЬФ: Постоянно.

Почему?

ТИЛО ВОЛЬФ: Хороший вопрос… Я сомневаюсь во многих вещах, а затем следуют сомнения в самом себе. Но, как мне кажется, это в определённом смысле нормально, если не преувеличивать. Так можно развиваться дальше.

Как ты думаешь, нашёл ли ты свой путь в жизни?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я нашёл один из путей.

И это твой путь?

ТИЛО ВОЛЬФ: В своём роде, определённо да. Если бы пару лет назад что-нибудь пошло по-другому и я бы не начал заниматься музыкой, возможно, сейчас я был бы намного счастливее в какой-то другой области. Я не знаю этого. Но в любом случае, это тот путь, который меня удовлетворяет.

Ты развиваешься в музыкальном плане, изменился, или, точнее сказать, расширился ли также твой личный музыкальный вкус?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, немного расширился. Но это ни с чем в особенности не связано. Я уже давно слушаю параллельно с Gothik Rock 80-х годов Death Metal, Pink Floyd или Дэвида Боуи. Вообще это больше связано с тем, что я стал серьёзнее воспринимать себя как производителя. Только лишь после выхода Inferno я поставил для себя определённую цель, как для производителя. В самом начале я рассматривал только музыкальную сторону Лакримозы и мало понимал, что теперь я сам являюсь создателем и какую ответственность это с собой несёт. Я думаю, что если работать с ударными и гитаристами, тогда можно попробовать так передать музыку, чтобы с одной стороны она была тяжёлой, но с другой стороны, прозрачной по структуре.

В особенности потому, что меня уже давно завораживало сочетание «современных» и классических инструментов. Мне хотелось так создавать и аранжировать эти две вещи, но чтобы при этом они оставались самостоятельными, а не звучали как пластинка классик-рока. Напротив, это должно быть качественной рок-продукцией, но которая совместима с классикой. Для этого требуется, чтобы всё передавалось довольно резко. Кроме того, это ярко подчёркивает двойственность текстов, контрасты в них, которые мне бы хотелось вложить и в музыку. Я даже не замечал, что мне недоставало этого на старых пластинках. Я попытался сделать композицию песни «Diener eines Geistes» тяжёлой, но у меня не совсем это получилось.

На последних пластинках у Анне есть собственные композиции. Запланирован ли соло-проект?

ТИЛО ВОЛЬФ: Нет

У вас сейчас был тур — хорошо ли люди восприняли новый альбом?

Stille Lacrimosa Tilo Wolff Лакримоза Тило ВольфТИЛО ВОЛЬФ: Да — и даже очень хорошо. Мы довольно сильно удивились, потому что это не самая простая пластинка. Но люди казались очень воодушевлёнными, была только положительная реакция, что меня очень порадовало. Многие заметили, что пластинка очень искренняя; люди понимают, что мне есть чем поделиться.

Что же последует за туром — немного отдыха?

ТИЛО ВОЛЬФ: Теперь, когда мы снова вернулись в офис, мы займёмся подготовкой публикации Dreams Of Sanity, которая появится в начале осени. Вскоре после этого выйдет новая пластинка The Breath Of Life. Ну а потом мы подумаем, как быть дальше с Лакримозой. В настоящий момент мы размышляем, не сделать ли нам live-пластинку или live-видео, так как во время тура мы сняли несколько выступлений. Кроме того, остаётся рутинная офисная работа в Hall Of Sermon.

Раздражает ли тебя то, что тебе нужно давать много интервью?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я помню, что они могут быть абсолютно невыносимыми, но могут также быть и интересными, если поднимаются интересные вопросы. К счастью, все интервью во время тура без исключения были интересными. Они доставили мне много удовольствия, потому что люди придумывали хорошие вещи, задавали умные вопросы. Тогда это только в радость.

Ты хотел бы ещё что-нибудь сказать тем людям, которые любят твою музыку?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я могу только вновь выразить свою благодарность им, потому что слушатели Лакримозы очень толерантны, что не часто встретишь на нашей сцене. Потому что они умеют обращаться со всеми настроениями и сюрпризами наших пластинок и не судят их сразу после первого прослушивания. Это кажется мне абсолютно гениальным.

ДАННЫЕ

1997, Orkus.de, Sylvia S. König

Перевод: Ольга Хороших специально для Lacriwelt Russia

ОРИГИНАЛ

ЧИТАТЬ НА НЕМЕЦКОМ

This page is also available in: Английский

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X