Необычное сочетание различных музыкальных жанров позволило Лакримозе создать свой собственный уникальный стиль. Роскошные оркестровые аранжировки в классическом стиле заполированы металлом гитар и ударных, добавим дух готик рока…
Вскоре после релиза Stille, пятого полноразмерного альбома группы, и после германского тура в его поддержку, я побеседовал с Анне Нурми, чтобы узнать больше о новом альбоме и планах дуэта на будущее.

Похоже, что Тило начал писать музыку когда он был еще довольно юн (17, если мои подсчеты верны).  Как он воспринимает сейчас свои ранние композиции, и как ему вообще удалось создать группу подобную Лакримозе, особенно с учетом, что он начал все это совершенно один?

Анне НурмиАННЕ НУРМИ: Да, Тило было около 17, кода его первая песня увидела свет.   Сначала, его идеей было «рисовать» музыку около его стихов, которые он писал еще со школы. Первый раз запустить группу он попытался с подругой – они планировали вместе писать стихи, а затем обрамлять их музыкой, но довольно быстро это закончилось конфликтом, и они расстались, так и не создав вместе ничего законченного.  Тем не менее, Тило не сдался, и, будучи очарован мыслью о том, что он все же способен писать музыку, он продолжил в одиночку выражать свои эмоции с помощью различных инструментов.
Так что старые записи особенно близки его сердцу как начало его опыта в создании музыки.

Несмотря на то, что большинство музыкантов Лакримозы пришли из Готики/Дарквейва, сама музыка Лакримозы весьма разнообразна и полна различных влияний. Что ты можешь сказать о своем музыкальном образовании и предпочтениях в музыке на протяжении твоей жизни? Как ты подпитываешь обе эти стороны, чтобы создавать свою музыку?

АННЕ НУРМИ: На нашу музыку влияет все, что мы делаем и что мы слушаем. Это происходит неосознанно. Мы все время слушаем разную музыку, от классики до метала и все что между ними. Тексты песен рождаются в совершенно разных ситуациях, и как только текст готов, наши умы и сердца жаждут сделать из него песню.
Мы оба с детства росли на музыке, так что это очень тесная связь. Я думаю, мы бы просто не выжили если бы не писали музыку.

Stille – ваш последний альбом, пятый полноразмерный релиз Лакримозы. Что бы ты сказала о главных музыкальных различиях между этим альбомом и предыдущим?  Как бы ты охарактеризовала эволюцию Лакримозы?

АННЕ НУРМИ: Ранние альбомы были гораздо более темными и пессимистическими по духу. Это нормально менять свои интересы, становясь старше и развиваясь. Тило накопил определенный опыт за эти годы, и его музыка развивалась вместе с ним.  Многое теперь видится в более позитивном свете.  На самом деле, музыка – это лучшее зеркало, чтобы взглянуть в прошлое в ситуации, в которых побывал Тило (а на последних двух альбомах – и он и я).
В данный момент наша музыка действительно довольно разнообразна, так как мы подвержены влиянию разных факторов, но теперь мы видим свет в конце туннеля и можем сделать многие вещи по-другому, не так как раньше. Мы научились выживать.

Большая часть богатства Stille – это его аранжировки и оркестровые партии. Расскажи, как вы работали над ними? Вы просчитывали весь процесс записи до того, как приходили в студию или же полагались на эксперименты в студии?

Анне Нурми ЛакримозаАННЕ НУРМИ: Процесс написания песни довольно долгий, так как сейчас мы тратим примерно 80% нашего времени на работу в нашем лейбле, так что, у нас немного времени на то, чтобы сосредоточиться на творчестве, что печально.

В первую очередь мы всегда пишем стихи и далее мы выстраиваем песню около них – так, как мы это чувствуем. Это не так – вот, мы запланировали время на работу над песней, нет – так было бы нечестно. Мы пишем песни тогда, когда приходит вдохновение — то может случиться посреди ночи, или скажем после просмотра впечатляющего фильма.

Наши песни всегда полностью готовы, когда мы идем в студию. Конечно, порой случается, что мы меняем какие-то аранжировки, но в основном все партии готовы – от первого инструмента и ударных до оркестра. Stille мы записывали вместе с хором и небольшим оркестром,  и это было действительно обворожительно – слышать, как музыка рождается через музыкантов и хор.  Особенно живые инструменты – такие как трубы и скрипка могут изменить всю атмосферу.
Конечно, на все это требуется гораздо больше времени, чем просто программирование на синтезаторе, но что мы можем сделать – мы же перфекционисты!

Музыка Лакримозы направлена к какой-то цели? Что движет вами, когда вы создаете музыку, и как бы вы хотели, чтобы люди ее воспринимали? Просто наслаждались музыкой – или искали глубокий смысл в ней?

АННЕ НУРМИ: О, мы на самом деле ни о чем таком и не думали, мы просто пишем музыку, потому что имеем внутреннюю потребность  выразить свои эмоции  в творчестве. Делая музыку, мы не ищем какой-то коммерческой выгоды. Наша музыка – искренняя, и пока мы получаем какой-то отклик, мы будем это делать. Мы надеемся, что она сможет дать позитивный толчок и надежду людям во время их черной полосы. Это уже случалось много раз – мы получили множество писем, где люди об этом рассказывают.
И конечно же мы счастливы, если люди просто наслаждаются нашей музыкой, хотя я не знаю никого что бы мог просто слушать нашу музыку, занимаясь чем-то еще, а не концентрируясь на ней по-настоящему.

ДАННЫЕ

1997 (c) Dark Oath Magazine
Перевод: Lux Aeterna специально для Lacriwelt Russia

ОРИГИНАЛ

ЧИТАТЬ НА АНГЛИЙСКОМ

This page is also available in: Английский

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X