Интервью Тило Вольфа, взятое фан-сообществом Лакримоза в Беларуси.


Игорь Бильдюкевич: Где в человеческой жизни есть место Богу? 

ТИЛО ВОЛЬФ: Я думаю, Господь находит свое место в наших сердцах. Только тогда мы можем чувствовать Его и проживать нашу жизнь с Ним. Если Господь или Вера в Бога всего лишь хобби в промежутке между работой и сном или развлечениями, в таком случае никто не сможет познать Господа.

Тило Вольф, ЛакримозаИгорь Бильдюкевич: Любовь стоит смерти или любовь стоит жизни?

ТИЛО ВОЛЬФ: Любовь стоит жизни, но не стоит смерти, потому что любовь, которую мы, люди испытываем – часть нашего существования и результат нас самих, и любовь желает быть живой, а не убитой. Каждая любовь это индивидуальное чувство, которое возникает внутри нас, и если мы умираем, источник этой любви исчезает из этого мира. С тех пор, как я верю в жизнь после смерти, я думаю, наша любовь может быть с нами после смерти также, но тогда это уже любовь за толстыми стенами.

Игорь Бильдюкевич: Как вы проведете последний день вашей жизни?

ТИЛО ВОЛЬФ: Ух ты… Если бы я знал, что это последний день моей жизни, у меня было бы 3 приоритета:
1. Подарить мою любовь всем моим любимым,
2. Закатить самую крутую вечеринку в жизни,
3. Постараться ощутить внутреннее умиротворение.
В целом, ничего особенного, просто моя ежедневная жизнь 😉

Галина Атрашкова: Какие три желания вы бы загадали джину?

ТИЛО ВОЛЬФ: Мои 3 желания были бы:
1. Чтобы все люди на земле поняли,  что нелегальное скачивание и распространение музыки действительно нелегально!
2. Быть в состоянии создавать музыку как минимум еще 20 лет!
3. Иметь неограниченное число желаний да конца жизни!

Галина Атрашкова: Если бы вы стали ученым, то в какой области науки?

ТИЛО ВОЛЬФ: Ха ха… я не ученый, потому что я бы не хотел им быть. Я хочу создавать, а не толковать уже существующие создания.

Галина Атрашкова: Возможно ли, что Лакримоза однажды станет трио?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я так не думаю.

Елена Nazgool Станкевич: Есть ли у Вас неисполненная мечта, которая не дает Вам покоя? О чем она?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, у меня есть много неисполненных мечтаний, которые не дают мне покоя. Но я бы не хотел делиться ими со всем миром…

Ольга Ермакова: В свободное время Вы предпочтете чтение хорошей книги или просмотр интересного фильма? Почему?

ТИЛО ВОЛЬФ: Это зависит от того, сколько времени у меня есть. Если говорить только об одном вечере, я бы выбрал фильм, т.к. я смогу досмотреть его до конца, в то время как мне бы не хватило времени, чтоб прочесть всю книгу. Я люблю читать, но обычно мне трудно найти время на это, поэтому я смотрю фильмы.

Ольга Ермакова: Если бы у Вас была возможность пережить один эпизод из Вашего прошлого, что это был бы за эпизод?

ТИЛО ВОЛЬФ: Это был бы очень личный эпизод, о котором я бы не хотел рассказывать прямо здесь, извини!

Rococo

Rococo

Ольга Ермакова:  В какой исторической эпохе (кроме нынешнего века) Вы бы хотели жить? Почему?

ТИЛО ВОЛЬФ: Если бы я также мог выбрать жизнь в богатом классе, думаю, я бы выбрал либо Рококо или Викторианскую эпоху, потому что женщины выглядели восхитительно в те времена.

Алина Stolzes: Вы верите в Апокалипсис 2012?

ТИЛО ВОЛЬФ: Нет

Алина Stolzes: Вы кажетесь добрым и спокойным человеком. Что может сделать Вас злым и раздраженным?

ТИЛО ВОЛЬФ: Ха ха….многие вещи выводят меня из себя, в большинстве случаев это я сам, но также меня раздражают политики и поведение человечества.
Пример: Произошло случайное убийство гражданских лиц во время войны в Афганистане. Убивать мирных жителей – это противозаконно, даже во время войны, поэтому многие политики и генералы должны были понести ответственность за это. Но вместо этого правительство назвало эту ситуацию массовым гражданским беспорядком и закон гласит – по какой-то причине – что убийство граждан в «ситуации массового беспорядка» не является нарушением закона.
Таким образом, убийцы никогда не понесут вину за это – но в Швейцарии если ты превысишь скорость на 30 км/ч, ты получишь 5 лет лишения свободы.

Victorian Era

Victorian Era

Алина Stolzes: У вас 1 миллион долларов и 5 дней его потратить. Что Вы сделаете?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я бы разделил деньги: 500 000 — я бы основал фонд для защиты детей от сексуального насилия, а на остальные 500 000 я бы закатил аццкую вечеринку для взрослых с нереальным количеством сексуального насилия.

Женя Psamos Сапрыкина: С каким животным Вы себя ассоциируете?

ТИЛО ВОЛЬФ: С тигром

Ася Vankina Sydän Якубова: Не хотели бы Вы когда-нибудь выступить на концерте с гитарным соло? Каково Ваше отношение к этому муз.инструменту?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я люблю гитару, но моя игра недостаточно хороша, чтобы демонстрировать ее перед публикой, когда со мной на сцене куда более хорошие гитаристы.

Ася Vankina Sydän Якубова: Посещаете ли Вы концерты других исполнителей? Если да, то каковы Ваши впечатления от них?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, например, я посещал пару раз концерты Леонарда Коэна ( канадский поэт, писатель, певец и автор песен – прим.) и я был впечатлен его замечательным и нежным поведением и его пожертвованием в музыку и его музыкантами в частности, и, конечно, я люблю его голос и музыку!

Ася Vankina Sydän Якубова: Хотелось бы спросить, как произошло осознание того, что в церковь ходите не потому, что так надо, а потому что в этом есть душевная потребность? В чем, по вашему, заключается вера в Бога?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, я чувствую, что это приносит мне добро — быть максимально близко к Богу. Это как быть близко с тем, кого ты любишь. Это чувство сильнее, чем какое-нибудь другое, и радость, которая возникает от близости с Господом, куда больше, чем любая другая радость.

Игорь Зур: Знаю, Вы исповедуете лютеранство. Не страшно ли перед Богом за талант?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я не лютеранин, но я верю в Бога и в то, что сила создания — это подарок Господа. Поэтому я стараюсь быть смиренным и благодарным. Пока я в состоянии создавать, хотя я не хочу возносить волну своего вдохновения путем восприятия моей работы и моего искусства более серьезно, чем я это воспринимаю сам.
Быть сдержанным значит также не воспринимать себя слишком серьезно, я стараюсь отражать свои эмоции через свое искусство, но после всего этого я человек и моя душа не всегда чиста, таким образом отражение – мое искусство — не имеет намерения всегда быть чистым и идеальным. Искусство должно нас поднимать, а не обрывать вниз.

 

КРЕДИТСЫ

2010, Lacribel

ПЕРЕВОД

ЧИТАТЬ НА АНГЛИЙСКОМ

This page is also available in: Английский

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X