Хвалебная песнь жизни

В последнее время всё больше заявляет о себе группа Лакримоза – новички на поприще тяжёлой музыки, начинавшие свой путь в стиле дарквейв/готика; именно поэтому их творчество сложно однозначно причислить к тому или иному музыкальному направлению. Тило Вольф, вокалист и основатель Лакримозы, до сих пор не может до конца поверить ни в успех недавно прошедшего турне, ни в то, что новый альбом группы «Inferno» занимает позиции в чартах.

При этом, по описанию самого Вольфа, всё начиналось вполне невинно:

ТИЛО ВОЛЬФ: Изначально я всего лишь хотел создавать вокруг моих текстов своего рода звуковые коллажи…

Каких текстов?

ТИЛО ВОЛЬФ: Ну да, раньше я писал рассказы, наброски, да и просто разные тексты. А затем мне пришло в голову озвучить их на заднем плане своеобразной шумовой кулисой. И когда я попробовал сделать это в студии, идея меня полностью захватила. Из этих звуковых коллажей и родилась в итоге музыка.

Лакримоза, Тило Вольф, Анне Нурми, InfernoСоответственно, Лакримоза начиналась как «театр одного актёра». Каким образом к проекту присоединилась Анне Нурми?

ТИЛО ВОЛЬФ: Ещё во время основания Лакримозы я задумывал работать вместе с одной приятельницей, с которой мы, впрочем, довольно скоро разругались. С тех пор я постоянно искал ей замену. Пусть не очень активно, но идея не исчезала. И так как я искал не только вокалистку с сильным голосом, но и человека, который через музыку умеет выражать свои чувства, поиски длились довольно долго – до выхода четвёртого альбома. В Анне я нашёл именно то, что искал.

И так как у обоих одинаковые музыкальные корни, конфликтов, наверное, не очень много…

ТИЛО ВОЛЬФ: На следующем диске Анне будет больше петь и, я надеюсь, активнее выступит как композитор, а те песни, которые появятся на пластинке, будут лишь выражать те чувства, которые должны быть выражены, и не важно, мои это песни или песни Анне. Кроме того, мы находимся на одной волне, так что не нужно опасаться появления на пластинке композиций, в которые мы оба полностью не вложились бы.

А как обстоит дело с другими музыкантами? Они снова поменяются?

ТИЛО ВОЛЬФ: Нет. Хотя основу Лакримозы сейчас составляем мы с Анне, АС и Ян (барабанщик и гитарист – прим. авт.) уже некоторое время работают с нами в студии и на сцене, потому что обоими мы очень довольны. Они не будут писать собственных песен, однако, будут работать над нашими. В данный момент, мы отличная команда.

По сравнению с предыдущими альбомами группы, «Inferno» – довольно тяжёлая музыка. Как это получилось?

ТИЛО ВОЛЬФ: В принципе, я бы не стал причислять Лакримозу к готическому року или металлу или к чему-то подобному. Я думаю, что гитарный звук на «Inferno» впервые был отработан как надо, однако, я бы не сказал, что это металл-гитары. «Inferno» и «Satura» не так далеки друг от друга музыкально, но между процессами их создания – пропасть. Я хотел получить именно такой гитарный звук, с одной стороны, потому что я сам с удовольствием слушаю металл, а с другой, потому что содержание «Inferno» требует определённой высокопарности и силы. Это было мне очень важно.

Но ты ведь слушаешь не только металл, верно?

ТИЛО ВОЛЬФ: Кроме джаза, регги, хип-хопа и техно я слушаю практически всё, включая классику, бардовскую песню и так далее. На самом деле важнее то, как человек слушает музыку, а я слушаю её так же, как я её пишу – сердцем. В целом о моих музыкальных предпочтениях можно сказать: чем тяжелее, тем лучше, но при этом я очень люблю и чувственную, и депрессивную музыку. Может случиться так, что после особенно тяжёлых композиции или пассажей мне требуется что-то очень спокойное, то есть полная противоположность.

Лакримоза, Тило Вольф, InfernoТексты песен нового альбома очень интересны, но и очень абстрактны. О чём же там на самом деле речь?

ТИЛО ВОЛЬФ: В сущности, «Inferno» – это хвалебная песнь жизни. Возможно, это может несколько сбить с толку, но каждый диск Лакримозы рассказывает определённую историю, и в контексте своих предшественников «Inferno», прежде всего вместе с альбомом «Satura» – это своего рода восстановление.

Вообще-то, мне бы не хотелось подробно разъяснять мои тексты, потому что я думаю, что искусство не обязательно должно нести какой-то конкретный посыл, вроде «Не совершайте самоубийство» или чего-то подобного. Подобный посыл скрывается в текстах, но никогда не выражается открыто. Искусство не должно приписывать себе права тем или иным способом открыто влиять на зрителя или слушателя, оно должно лишь открывать двери и указывать возможные пути. Всё остальное – это не искусство, а политика.

Так что каждый, кто читает тексты или слушает композиции Лакримозы, может составить собственное впечатление. Впрочем, чаще всего я пишу тексты, находясь не в самом праздничном настроении, то есть испытываю отнюдь не позитивные эмоции. В «Inferno» мне было очень важно показать, что в жизни есть не только светлые стороны, однако именно поэтому и стоит бороться, падать и всегда подниматься, и идти дальше.

Я люблю жизнь и благодарен за то, что каждое утро просыпаюсь здоровым, и у меня совершенно нет намерения затянуть петлю на шее. Возможно, я отношусь к жизни именно так, потому что уже пережил не самые лучшие моменты и научился её ценить. И именно поэтому диски Лакримозы, особенно два последних, очень позитивны.

То есть через свои тексты ты в первую очередь выражаешь собственные чувства. Не хочешь ли ты всё-таки в то же время побудить слушателя к чему-то?

ТИЛО ВОЛЬФ: Каждый артист, писатель или художник, выносящий своё творение на публику и утверждающий, что он творит только для себя, лукавит. В начале и я писал лишь для собственного удовольствия, но с течением времени это, конечно же, изменилось. Я хочу в какой — то мере на что-то повлиять, чтобы продолжать радоваться, когда я получаю письма от людей, рассказывающих, что они испытывают похожие чувства, и что моя музыка, а прежде всего мои тексты, дали им силу идти дальше. Я хочу лишь, чтобы моя музыка придавала людям сил, и конечно же я рад, что смог, фигурально выражаясь, вытащить кого-то из петли.

Реакция на твои тексты всегда такая, какой ты ожидаешь?

ТИЛО ВОЛЬФ: Чаще всего да. Конечно же случается и так, что люди просто не понимают моих текстов и порождают интерпретации, у которых так же мало общего с изначальным смыслом, как у куска пиццы. =) Иногда, когда что-то интерпретируется в негативном ключе, я спрашиваю себя: имею ли я в принципе право писать такие тексты? Так или иначе существует опасность, что кто-то истолкует их неверно, то есть в негативном ключе. Но в таком случае мне просто нужно перестать дышать, потому что всё, что я делаю, само моё существование может подтолкнуть кого-то сделать шаг из окна…

ДАННЫЕ

 Июль 1995ForeverFree , Restless

Перевод —  Александра Красовская специально для LacriWelt Russia

ОРИГИНАЛ

ЧИТАТЬ НА НЕМЕЦКОМ

This page is also available in: Английский

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X