Об отличии первых альбомов от альбома Inferno 1995

ТИЛО ВОЛЬФ: В прошлом, когда я слушал готическую музыку, мне нравился ее посыл, но мне она казалась слишком мягкой, а в метале для меня не хватало эмоций. Все, что мне хотелось сделать – это соединить эмоции, которые свойственны готической музыке, с жесткостью метала. Мы выпустили первый сингл к альбому Inferno в 1994. Металлисты говорили нам, что они такое не могут играть, потому что это готика, а готы утверждали, что это метал и им такое тоже не подходит. Это было нечто среднее. Такого направления как gothic metal тогда не было и его пришлось изобрести. Никто не хотел этого касаться, все боялись такое играть. Конечно, это был очень интересный опыт. Помню, многие музыканты и представители издающих компаний говорили нам: «Не выпускайте этот релиз. Такую музыку никто не будет слушать. Для готов она слишком тяжелая, а для любителей метала – слишком эмоциональная.» Этот альбом стал первым готик-метал релизом. Особенностью альбома inferno было то, что для его записи мы впервые пригласили исполнителей метала и готики. Помню, когда эти люди одновременно появились в студии, они напоминали пришельцев из совершенно разных миров. И нам действительно было очень интересно попытаться объединить их.

Представителей готик сцены и субкультуры часто обвиняют в сатанизме. Что ты об этом думаешь?

Тило Вольф ЛакримозаТИЛО ВОЛЬФ: Мне кажется, когда поднимаются такие вопросы, речь идет скорее не о реальной принадлежности к сатанизму или чему-то еще. А о том, что люди плохо понимают друг друга. Многие люди в Европе верят в то, что готика или метал могут иметь какое-то отношение к сатанизму. А вот в Америке речь идет не столько о реальной вере или ее отсутствии, сколько о политике. Там, если человек заявляет, что он — христианин, его считают хорошим американцем. А молодые люди, которые хотят бросить вызов обществу и выразить свой протест, объявляют что они — враги христианства. Это не значит, что они сатанисты. Это значит, что они против общества. Мы как-то разговаривали с Мэрилином Мэнсоном. Он сам христианин, но он против того, что сегодня происходит в обществе. И тогда, он решил провозгласить себя звездой-антихристом, в деяниях которого, как в зеркале, отразился вовсе не христианский путь, которым, по сути, идет современное общество. А многие европейские слушатели принимают это за чистую монету и верят, что выступления против христианства связаны с сатанизмом. И что это нужно перенять, ведь то, что приходит из Америки кому-то кажется крутым. Но это полный вздор! Только очень юные и заблуждающиеся поклонники думают, что группы, поющие подобные песни. Действительно относятся к сатанистам.

Связан ли альбом Revolution с историческими событиями во Франции и в России?

ТИЛО ВОЛЬФ: Конечно, когда начинается разговор о революции, многие думают о Российской или Французской революции. В это слово часто вкладывают политический подтекст. Но в своем альбоме я имел в виду вовсе не это. Я говорил о той революции, которая происходит в нас самих, в наших сердцах и мыслях и которая потом распространяется на все наше общество. Вот где, по-моему, должна начинаться революция. Мне кажется, что часто люди заботятся только о собственной выгоде, не задумываясь о том, насколько их действия могут сказываться на их соседях, партнерах и всех, кто их окружает. Если каждый из нас будет полным эгоистом, у нас не будет общества, в котором люди могли бы жить в мире. Часто люди чрезмерно озабочены своей работой, какими-то политическими вопросами, потом они переключаются на то, где проведут вечер и все время думают только о себе. Именно поэтому я говорю о революции. Если мы хотим что-то изменить, что-то сделать, чтобы в нашем мире жизнь стала лучше, нужно начать с изменений в самих себе и только тогда произойдет настоящая революция. Вот в этом суть и главная мысль всего альбома.

О своем лейбле Hall of Sermon

ТИЛО ВОЛЬФ: Самое лучше в этом то, что никто не указывает мне, что нужно делать. Никакая записывающая компания не оценивает: этот альбом хороший, а этот – слишком тяжелый и все в таком духе. У меня есть максимальная свобода. Если бы мне пришлось подписывать контракт с издающими лейблами, обсуждать с ними мою музыку и выслушивать их указания, Лакримоза уже прекратила бы свое существование, а та свобода, которая сейчас у меня есть, очень важна для меня. На самом деле, это единственный способ работать, который подходит для меня и я рад, что когда-то давно в 1990 году решил основать Hall of Sermon. Но, с другой стороны, мне приходится выполнять гораздо больше обязанностей, чем другим музыкантам. Пока остальные уделяют внимание музыке или общаются с коллегами, я сижу в офисе и занимаюсь делами компании. Это всегда и хорошо и плохо, но я ничего не хотел бы изменить. Для меня это лучший путь.

О создании I lost my star in Krasnodar

Тило ВольфТИЛО ВОЛЬФ: Это был один из концертов, где мы играли классические вещи группы Лакримоза. Мы выступали в Краснодаре, у этого шоу была потрясающая энергетика. Слушатели великолепно принимали нас, а после концерта мы даже пообщались с некоторыми из них за кулисами. После это выступления мы поехали в Санкт-Петербург, но, когда мы были уже там, у меня внутри все еще оставались яркие воспоминания о том вечере, который прошел накануне. Тогда я почувствовал вдохновение, мне захотелось написать новую лирику.

Об образе Арлекина на обложках Лакримозы

ТИЛО ВОЛЬФ: Для меня клоун — это очень трагическая фигура, ведь большинство комедиантов, большинство клоунов, на самом деле, очень серьезные люди с большим и чувствительным сердцем. Я был очень вдохновлен творчеством Чарли Чаплина, это был комик со смеющимися и плачущими глазами одновременно, а я находился в поиске, как можно визуализировать музыку Лакримозы, как сделать ее видимой глазу. И тогда я подумал о Чарли Чаплине, о том, как он, с одной стороны, развлекает аудиторию своей работой, своими фильмами, а с другой стороны, хочет передать свои собственные чувства через эту работу. Конечно, это было развлечением, но с точки зрения глубоко чувства. Мне это очень нравится и это послужило вдохновением для клоуна Лакримозы – я искал какой-нибудь не сложный логотип, чтобы визуализировать музыку и содержание того, что называется Лакримоза.

О влиянии музыки и вдохновении

ТИЛО ВОЛЬФ: Люди слушают нашу музыку, она влияет на них, и они начинают интересоваться теми композиторами, которые вдохновили меня на ее написание и о которых я рассказываю в интервью. Очень часто у слушателей возникает желание лучше узнать то, что меня вдохновляет, а мне интересно узнать, как музыка Лакримозы может вдохновить их. Мы как будто разделяем эту любовь к тому, чтобы быть творцами. Для меня это самый большой комплимент! Если люди вдохновляются или музыкой Лакримозы или, с моей помощью, получают вдохновение от другой музыки, если что-то меняется в их взгляде и если это отражается в их творчестве, ведь, чем люди креативнее, тем больше в мире становится музыки, книг, картин и других произведений искусства. В мире становится больше красоты и это делает его лучше. Поэтому я рад, когда люди интересуются музыкой Лакримозы и теми композиторами, кто вдохновил меня. Еще лучше, когда они сами получают удовольствие от этого вдохновения.

АУДИОВЕРСИЯ

 

 

ИСТОЧНИК 2014, Радио России, «Восьмая нота», Дмитрий Добрынин

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X