Перед тем как вы приступите к прочтению этого материала про любимую и обожаемую всеми нами группу Лакримоза, я отправляю вас в раздел рецензий ознакомиться с обзором на ее новейший студийный альбом «Lichtgestalt», который должен появиться в свободной продаже в начале мая — как раз можно взять с собой на дачу… Прочитали? Отлично, будем считать, что вы во всеоружии!

А теперь представляем вашему вниманию интервью с человеком, голос которого пробирает многих до самых костей. С человеком, творчество которого дало основания для появления такого понятия как готик-метал. Речь идет, конечно же, о Тило Вольфе. Тут же признаем, что многие готы открещиваются от группы, заявляя, что ничего готического в современной Лакримозе нет, однако так считают далеко не все. Бесспорно то, что сегодня, как и в 90-х годах, эта группа является ярчайшей представительницей темной сцены. 

Но перед тем как начать беседу с Тило, несколько вступительных слов. Конечно, представлять группу Лакримоза, делать экскурс в ее историю и рассказывать о победах и достижениях (а их, поверьте, было очень и очень много) мы не будем — на это у нас попросту не хватит места в журнале. Возможно, однажды мы посвятим этому отдельную многостраничную статью, а пока я отправляю вас читать 12-ый номер Dark City, в котором было опубликовано эксклюзивное интервью со вторым человеком Лакримозы, несравненной Анне Нурми, и официальный Интернет-сайт группы www.lacrimosa.de, где в разделе «Specials» размещены ответы музыкантов на вопросы фэнов — посмотрите, может, ответ на интересующий вас вопрос удастся найти в этих источниках.

Мы же сегодня уделим максимум внимания музыке нового альбома «Lichtgestalt», который по традиции выходит в России на лейбле Irond, и процессу его создания. При этом телефонный разговор у нас с Тило получился очень серьезным, даже можно сказать, мужским — о той же Анне Нурми мы в нем ни разу не вспомнили! 

Если же вы спросите меня, какой Тило собеседник, я отвечу — замечательный! Интеллигентный и интересно отвечающий на вопросы. Голос необычайно мягкий и эмоциональный. Поэтому нам только оставалось завести с ним серьезный разговор про музыку и творчество Лакримозы.

Но так как окружающая среда оказывает влияние на любой творческий процесс, мы для начала поинтересовались у маэстро Вольфа, как ему живется в Швейцарии и, вообще, что это за страна.
Лакримоза

ТИЛО ВОЛЬФ: Ну, это очень-очень ОЧЕНЬ маленькая страна, в которой живет всего семь миллионов человек. Наверное, до половины населения Москвы не дотягивает (смеется). Здесь очень много гор и озер. Настоящий рай для любителей покататься на лыжах. Сам я это дело не люблю, а предпочитаю кататься на машине среди гор. Швейцария граничит с Италией, Францией, Германией и Австрией, поэтому получается, что мы находимся как бы в сердце Европы. Два часа езды на машине — и вы в любой из этих стран.

Надеюсь, ты не будешь против, если мы сразу же начнем интервью с вопросов о музыке «Lichtgestalt» (в переводе с немецкого: «licht» — свет, «gestalt» — фигура. — прим. KIDd). Материал нового альбома получился более рок-ориентированным и, я бы даже сказал, более метал-ориентированным и динамичным по сравнению с материалом вашего предыдущего диска «Echos». Отчего вдруг такие разительные перемены?

ТИЛО ВОЛЬФ: На самом деле, мы уже записывали такую тяжелую музыку в середине 90-х. Например, наш «Inferno» многие считают самым первым готик-металлическим альбомом. Но после такой спокойной записи, как «Echos», мне было необходимо выпустить нечто наподобие «Lichtgestalt»… На «Echos» я дал волю одним чувствам, а другие сразу же начали кричать внутри меня и проситься наружу. Поэтому «Lichtgestalt» получился более динамичным, более… эмоциональным и тяжелым. Эта грубость должна была найти выход и обрести воплощение в музыке. Но это не означает, что я слушал альбомы других групп и думал, что мне нужно сделать что-нибудь в таком же духе. Просто после спокойного «Echos» должен был родиться более тяжелый альбом. Если бы не было «Echos», «Lichtgestalt» был бы записан совсем в другом духе.

По любому, фэны Лакримозы захотят узнать, какую музыку ты слушаешь сегодня. Может, все-таки что-нибудь оказало на тебя влияние?

ТИЛО ВОЛЬФ: Мне всегда сложно судить и говорить о том, насколько сильно другие группы влияют на мое творчество. Конечно, я слушаю очень много разной музыки, но у меня никогда не было желания в точности повторять то, что делают другие. Правильней сказать, что я перенимаю у чужой музыки эмоции. Например, на написание первого альбома Лакримозы «Angst» меня очень сильно вдохновила музыка Bauhaus. Но послушайте «Angst», и вы не найдете в нем ничего общего с Bauhaus! Именно так творчество других групп оказывает на меня влияние — я не копирую их музыку, а вбираю в себя эмоции. Поэтому нельзя сказать наверняка, какая именно группа вдохновила меня на написание «Lichtgestalt» — все дело в эмоциях, а не в музыке.

В первой композиции альбома, которая называется «Sapphire», можно услышать такие музыкальные инструменты, как фагот или гобой, но ни единого намека на оркестр! Только эти инструменты плюс бас, гитара, барабаны и твой вокал. Насколько сложно для тебя было сегодня, после таких альбомов как «Elodia», «Fassade» и «Echos», записать песню, в которой не акцентировано звучание оркестра?

ТИЛО ВОЛЬФ: Во-первых, спасибо, что услышал фагот. Пока ты первый (смеется). Для меня написать подобную песню было нисколечко не сложно, потому что я не думаю о таких вещах в момент сочинения. Меня не посещают мысли: «О! В этой песне я не буду использовать струнные!» Я использую те музыкальные инструменты, которые хочу слышать в композиции, и всё. Никакого планирования загодя. Например, когда я начинал работать над «Lichtgestalt», то совсем не думал, что в результате все песни альбома, кроме упомянутой «Sapphire», будут иметь оркестровую аранжировку.

ЛакримозаМы привыкли, что в преддверии каждого нового студийного альбома Лакримоза выпускает сингл. Продолжите ли вы эту традицию с «Lichtgestalt»?

ТИЛО ВОЛЬФ: В этот раз нет. Ведь можно сказать, что все наши альбомы в определенном смысле являются продолжением друг друга. На «Echos» мы задали вопрос, который остался без ответа. Ответ на него дают музыка и лирика нового альбома. Мне хотелось, чтобы в этот раз люди послушали всю запись целиком, все песни сразу, а не один трек, вырванный из середины альбома. Это могло бы увести людей в совершенно неправильном направлении.

Но в прошлом у вас было немало синглов. Как ты относишься к идее выпуска сборника би-сайдов и редких песен Лакримозы?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я бы с удовольствием выпустил такой диск. Проблема с осуществлением этой идеи заключается в том, что сначала я хочу выпустить DVD со всеми видеоклипами Лакримозы. Также в следующем году я планирую… это пока точно не известно, но я хочу выпустить концертный альбом и DVD. А потом было бы неплохо выпустить сборник би-сайдов, но сделать это только после записи следующего полноформатного студийного альбома.

А будет ли российское издание «Lichtgestalt» чем-то отличаться от обычного?

ТИЛО ВОЛЬФ: Специально для России мы приготовили немного эксклюзива. Мы хотим, чтобы серия двойных дигипаков, изданная в вашей стране компанией Irond, была продолжена и с выпуском нового альбома «Lichtgestalt».

Предыдущие альбомы Лакримозы были концептуальными. Ошибемся ли мы, если скажем то же самое о «Lichtgestalt»?

ТИЛО ВОЛЬФ: Навряд ли, потому что во всех песнях «Lichtgestalt» речь идет о любви и о ее роли в моей жизни. На альбоме можно услышать мои эмоции. Да, это можно назвать концепцией. Но я не стал обращать внимание на этот факт, как это было сделано в случае «Echos», где сразу понятно, что история состоит из нескольких частей. Прослушивание «Lichtgestalt» сравнимо с просмотром кинофильма. Вы либо принимаете тематику всего альбома, либо выделяете для себя какие-то наиболее близкие и понятные вам песни. Мне хотелось, чтобы человек мог разгадать, о чем говорится на альбоме, даже не послушав его от начала до конца.

Получается, дав альбому название одной из песен, ты скрыл от общественности факт, что он является концептуальным?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, можно и так сказать. Но… (глубоко задумавшись) я не думал о том, как люди отнесутся к альбому, узнав его название. Для меня главным было отразить суть. Чтобы перед прослушиванием у людей рождались соответствующие ассоциации, чтобы название «Lichtgestalt» настраивало их на нужный лад.

ЛакримозаПризнайся, у тебя богатый опыт в любви, или же для того, чтобы записать такой альбом, как «Lichtgestalt», тебе пришлось перенять эмоции и чувства других людей?

ТИЛО ВОЛЬФ:  Я не могу делать вещи, которые не доставляют мне радости. Я пишу песни потому, что мне необходимо дать выход своим чувствам и эмоциям. Это как небо, разразившееся дождем. Именно по этой причине я не могу писать о чувствах других людей. Все, что вы узнаете из текстов — мои собственные переживания и чувства. Другое дело, порой я могу использовать для достижения необходимого эффекта красивый слог. Ведь я не просто рассказываю о том, как протекали события, а вкладываю в тексты песен свои эмоции и чувства.

Вокруг чего тогда рождались новые песни: лирики или музыки?

ТИЛО ВОЛЬФ: Лирики.

Но все же у «Lichtgestalt» очень и очень мощная музыкальная составляющая. Может получиться так, что слушатель в первую очередь будет обращать внимание именно на музыку, а тексты песен при этом останутся для него в тени. Как ты к этому отнесешься?

ТИЛО ВОЛЬФ: Должен признаться, что, когда я в первый раз слушаю какую-нибудь песню, то все равно обращаю внимание на лирику, она имеет для меня наибольшее значение. Я не имею ничего против людей, которые не вслушиваются, о чем поется в песне, или не читают тексты, размещенные в буклете.

Потому что, когда я пишу песни, то стараюсь вложить чувства не только в лирику, но и в музыку. Я хочу, чтобы музыка отражала то, о чем говорится в тексте. Поэтому когда вы ее слушаете, вам не обязательно точно знать, о чем я пою. Вы можете почувствовать и понять это сами.

И очень приятно, когда ко мне подходят люди, не понимающие немецкий или английский язык (потому что мы всегда даем перевод наших песен на английский в буклете), и говорят, что даже несмотря на то, что они не понимают ни слова, они все равно чувствуют, о чем я пою. Для меня это настоящий комплимент.

Конечно, лирика имеет большое значение, но музыка должна объединять людей! В случае Лакримозы это возможно.

В прошлом году ты выпустил альбом «Music For The Lost» своего соло-проекта SnakeSkin. А когда ты работал над новыми песнями Лакримозы — до или после выпуска альбома SnakeSkin?

ТИЛО ВОЛЬФ: И до, и после, и во время (смеется).

Помог ли тебе альбом SnakeSkin в подготовке «Lichtgestalt» Лакримозы?

ТИЛО ВОЛЬФ: Конечно. Сочинение материала для «Echos» и его запись дались очень тяжело. У меня было такое чувство, что для этого альбома я должен подготовить сложные оркестровые партии. Во время работы над «Echos» я в первую очередь хотел передать через него свои эмоции, а такие вещи как написание аранжировок и продюсирование должны были отойти на второй план. Но после столь сложного альбома я начал обращать много внимания на аранжировки и продюсирование! Мне нужно было вернуться к основной идее творчества Лакримозы — выражать через песни свои эмоции. Сделать это мне позволила запись альбома SnakeSkin.

В музыке «Lichtgestalt» чувствуется влияние электронной музыки. Внедрение подобных элементов в новый альбом было спонтанным решением или такой была твоя задумка с самого начала?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я хотел сделать это с самого начала, потому что писать музыку и аранжировки намного проще при помощи электронных инструментов. После привлечения к записи больших оркестров для меня было важно использовать электронику.

Я где-то слышал, что после выпуска «Echos» ты подумывал о том, чтобы приступить к работе над мюзиклом. Это правда?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я вынашиваю эту идею уже многие годы, но так и не приступил к ее реализации. Ведь я уже говорил, что пишу о своих чувствах и эмоциях… Так вот проблема всегда заключается в том, что, когда я начинаю думать о мюзикле, у меня появляется желание написать песню, которая затрагивала бы совершенно конкретную тему, и в которой звучали бы определенные чувства.

Так, например, была написана «Copycat» (вошедшая в альбом «Inferno». — прим. KIDd). Тогда было очень эмоциональное время, и я чувствовал необходимость отразить его в музыке. Когда песня была готова, я понял, что она не подходит мюзиклу, поэтому оставил идею и снова записал очень личный альбом. Так происходит из раза в раз и, возможно, будет происходить до конца моей жизни.

Я не знаю, что нужно сделать для того, чтобы появилась тема, которая удерживала бы к себе мое внимание в течение долгого времени. Возможно, параллельно с мюзиклом я должен писать альбом Лакримозы, но в этом случае мне понадобится намного больше времени.

Где вы записывали оркестровые партии для «Lichtgestalt»?

ТИЛО ВОЛЬФ: В этот раз мы записывали оркестр в Минске. Это забавно, потому что до сих пор нам не представилась возможность дать в России концерт, но теперь мы хотя бы записались в России (стоит признать, что, судя по всему, Тило не видит большой разницы между Россией и Белоруссией, впрочем, как и многие зарубежные музыканты. — прим. KIDd).

Также мы снова сотрудничали с хором The Rosenberg Ensemble и оркестром из Германии, который принимал участие в записи наших прошлых работ. Это плюс, потому что мы хорошо знаем друг друга, и музыканты понимают, какого результата мы хотим добиться.

ЛакримозаЗачем тогда нужно было обращаться к минскому оркестру?

ТИЛО ВОЛЬФ: Мне нравится работать с новыми музыкантами. Я не хочу, чтобы новый альбом записывали в точности те же люди, что и в прошлом. В этот раз, и это будет отмечено в буклете, каждая песня была записана разными составами. Мы уже делали это раньше и повторили опыт на «Lichtgestalt». Потому что для меня очень важно найти подходящих музыкантов для каждой песни. Например, нет смысла работать с метал-барабанщиком, если ударные в песне должны звучать мягко.

Значит, ты был в Минске?

ТИЛО ВОЛЬФ: Нет, сам я в Минске, к сожалению, не был. Потому что в это же время я был очень занят в Гамбурге, где записывались другие партии. Я не мог уехать, иначе встала бы вся работа. Мы сотрудничали с Виктором Смольским (гитарист группы Rage, наш бывший соотечественник. — прим. KIDd). Он приезжал в Гамбург, мы все обговорили, я ввел его в курс дела, показал все партитуры, и он отвез все это вместе с моими указаниями оркестру в Минск. А они сделали запись, которую впоследствии отослали мне. Виктор не принимал участие в подготовке аранжировок, но очень помог нам в плане организации.

Какие требования ты предъявляешь музыкантам, с которыми работаешь? Они должны понимать твою музыку или же, в первую очередь, должны быть профессионалами?

ТИЛО ВОЛЬФ: Они должны быть профессионалами. Потому что, пусть даже они любят музыку Лакримозы, но от них не будет прока, если они не умеют правильно держать музыкальные инструменты.

Тогда, наоборот: если профессиональные музыканты не прониклись музыкой Лакримозы, сможешь ты с ними работать?

ТИЛО ВОЛЬФ: Нет. Они должны понимать, какого результата я стараюсь добиться. Это очень важно. Например, минский оркестр раньше уже работал с Виктором Смольским, поэтому музыканты были, как говорится, в теме. Но если мы работаем с оркестром, который никогда раньше не участвовал в подобных проектах, сначала я объясняю музыкантам цели, которые перед собой ставит Лакримоза, и если мы не достигаем понимания, то… Например, когда мы работали с берлинским оркестром, некоторые музыканты не поняли, что от них требуется, и мы были вынуждены заменить их другими людьми. С одной стороны, музыканты должны быть настоящими профессионалами, а с другой, они должны проникнуться музыкой Лакримозы.

Какой момент, по-твоему, будет самым неожиданным на всем альбоме для вашего слушателя?

ТИЛО ВОЛЬФ: (долгие раздумья) Возможно, это безладовый бас в песне «My Last Goodbye». Потому что безладовый бас — не тот инструмент, который ассоциируется с музыкой Лакримозы (смеется).

Альбом «Lichtgestalt» увидит свет совсем скоро, а дальше, как я понимаю, будет турне?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да.

Мировое турне?

ТИЛО ВОЛЬФ: Пока у нас запланированы концерты в Италии, Испании, Португалии, Германии, Швейцарии, Бельгии и Польше, и мы ведем переговоры относительно концертов в России.

Ух ты, здорово! А концертный альбом, упомянутый в самом начале нашего интервью, вы планируете записать во время грядущего турне?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, но пока я не определился, где именно мы будем его записывать и снимать для DVD. Но наверняка мы сделаем это в нескольких странах.

 А если дело с организацией концертов в России выгорит, какова вероятность, что вы запишите что-нибудь у нас?

ТИЛО ВОЛЬФ: Конечно, если мы приедем в Россию, то обязательно что-нибудь запишем. Для нас это будет первое выступление в вашей стране, поэтому, естественно, хотелось бы иметь его запись. Я слышал много хороших отзывов о русской аудитории и знаю, что у Лакримозы в России много фэнов. Для меня будет очень важно снять этот концерт на пленку, потому что… когда выходит DVD, он становится чем-то вроде рекламы страны, в которой производились съемки.

Например, на предыдущем концертном DVD Лакримозы были кадры нашего выступления в Мексике. И после его выпуска мы отовсюду получали комментарии, что это классная аудитория. В данном случае наш DVD стал хорошей рекламой мексиканской аудитории для других групп, которые после его просмотра захотели дать там концерт, чтобы самим встретиться с этими людьми.

Как обстоят дела с вашим лейблом Hall Of Sermon? С какими группами вы сегодня сотрудничаете и нет ли планов подписать кого-нибудь в ближайшем будущем?

ТИЛО ВОЛЬФ: Мы перестали сотрудничать с другими группами и больше никого не подписываем. Hall Of Sermon всегда был лейблом, в котором музыканты имели дело с такими же музыкантами, как они сами, а не с бизнесменами. Все группы, с которыми мы работали в прошлом, со временем наращивали свою популярность, и на то, чтобы вести их дела, требовалось все больше времени, которого у нас не было.

К тому же я начал осознавать, что с какого-то момента наши отношения с этими группами больше напоминали не общение музыкантов с музыкантами, а общение музыкантов с бизнесменами. Поэтому сегодня мы снова сконцентрировались только на делах Лакримозы и хотим обеспечить «Lichtgestalt» мировой релиз. В странах, где мы не можем контролировать ситуацию, у нас есть партнеры, выпускающие наши альбомы по лицензии, как, например, Irond в России, с которыми мы очень плотно сотрудничаем. Мы знаем, что они делают, а они в свою очередь, не могут сделать что-то, что нам не нравится.

Еще в случае Irond важно, что они уловили дух Лакримозы. Также важно, что мы снова сфокусировали внимание только на Лакримозе и SnakeSkin. Теперь что бы мы ни делали, у нас есть достаточно времени на то, чтобы сделать это как следует.

ИСТОЧНИК

Dark City, 2005, Алексей Кузовлев (KIDd)

Фото: ANGST-IM-WALD

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X