Лакримоза вернулась с новым CD «Live in Mexico City». CD представляет собой итог прошлого тура в поддержку отличного альбома «Revolution». Нам выпал шанс побеседовать с лидером Лакримозы Тило Вольфом. Он рассказал нам о новом CD, как таковом, а так же об истории Лакримозы и его мотивации… И даже о том, почему Бельгия занимает особое место для него и в истории его проекта. 

«Live in Mexico city» — 3-й лайв CD Лакримозы после «Live» и «Lichtjahre». После «Lichtjahre» вы выпустили всего 2 студийных альбома: «Sehnsucht» и «Revolution». Как ты пришел к тому, чтобы выпустить 3-й лайв-альбом именно сейчас?

ТИЛО ВОЛЬФ: Основных причин две. Первой стал наш альбом «Revolution». Впервые мы сыграли почти все песни с альбома в живую. Я был очень заинтересован в живых версиях этих песен и я хотел иметь живую запись в моем собственном архиве, чтобы иметь возможность прослушивать ее. Иногда люди спрашивают меня, нельзя ли им как-то получить запись концерта, на котором они присутствовали, в качестве сувенира, чтобы они могли ее прослушать снова. Мне знакомо это чувство. Я чувствую то же.например, я был очень рад, что Леонард Коен выпустил 2 концертных CD с его последнего тура.
Второй причиной стало то, что «Lichtjahre» был сборником со всего тура, где мы выбирали разные песни с разных концертов. В этот раз мы решили записать один целый концерт от начала до конца, с особой атмосферой, которой он создает и напряжением, которое нарастает в процессе шоу. У нас был перерыв после тура по Европе и России и, перед тем, как отправится в Латинскую Америку, мне в голову пришла идея записать один из концертов. Я был так доволен туром, что захотел записать полный концерт.

И, как ни крути, концерт был записан в Мехико? Вы имеете огромный успех там, как и во всей Латинской Америке и Азии тоже. Удивительно, что такая альтернативная готик-метал группа добилась такого статуса, особенно учитывая, что вы поете преимущественно на немецком. Как бы ты это объяснил?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я думаю, это оттого, что Лакримоза очень эмоциональная группа. А это хорошо работает с латиноамериканской публикой. Но есть и другая, более жесткая, сторона. Латиноамериканская публика любит такую тяжелую музыку, как метал. Но они так же слушают много эмоциональной музыки. Я думаю, эта комбинация – тяжесть и эмоциональность, сочетаются в Лакримозе. Что до Азии, я думаю, по факту, мы – одна из немногих западных или европейских групп, что играют там. Они просто знают не так много западных групп, и они благодарны за то, что мы приезжаем и играем у них. Мы – одна из немногих западных групп, что играла там дважды за последние несколько лет. Это очень забавно, потому что когда мы были там в последний раз, мы оказались в одном ряду с исполнителями типа Тины Тернер. Планировался приезд только двух других западных исполнителей, и Тина Тернер была одним из них.

Тило Вольф Похоже, вы добились такого успеха с весьма малым охватом аудитории. В том смысле, что Лакримозу редко крутят по радио, за исключением очень специализированных готик или метал программ. Видимо, фаны находят какой-то свой путь к вашей музыке, без большого участия медиа.

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, наверное так и есть. Я слышал много историй о людях, как они узнали о Лакримозе. Многие узнали о нас через знакомых. У них была подружка, которая увлекалась темной музыкой, и им это тоже понравилось. И такой принцип распространения «из уст в уста» работает до сих пор, и иногда ты слышишь поистине удивительные вещи. Какое-то время назад , я услышал от немецкого журналиста, который узнал о Лакримозе от его подруги из Бразилии. Таким образом, он живет в Германии, но ему нужны были знакомые из Бразилии, чтобы узнать о нас.

Revolution тур был особенным. Я видел пару концертов. В Германии, потому что Вы не играли в Бельгии. Вы никогда не казались настолько увлеченными, иногда это даже немного походило на проповедь. Лакримоза была известна своим пессимистическим взглядом на общество и человеческие отношения. Теперь, похоже, Вы хотите изменить все в мире к лучшему. Ты согласен?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, в каком-то смысле. Действительно, Лакримозу часто ассоциируют с пессимистическим мировоззрением. Я всегда был очень пессимистичен по отношению к обществу, в котором мы живем. Я и сейчас так думаю, я думаю, наше общество не благоприятно для жизни и для людей. Но, в последние несколько лет я думал об этом все больше и больше: хватит жаловаться… просто сделай что-нибудь с этим! Прекращай сожалеть и горевать и действуй! И эта главная идея «Revolution». Ты можешь сказать, что все это началось раньше, с альбома «Fassade» (2001), который был отражением общества и связью с личностью. Но, все же, это было иначе. Тогда мы не особенно хотели призывать людей к тому, чтобы они мыслили позитивно и действовали.

Одна из песен, в которой это очевидно — «Weil Du Hilfe brauchst», которая так же представлена на новом диске. Это мольба о большем понимании и альтруизме. Слушая эту песню, я не мог не думать о «Der Letzte Hilfeschrei», песне с вашего первого альбома «Angst». Могло бы быть так, что более взрослый и мудрый Тило теперь отвечает на крик о помощи молодого Тило вместе с его страхами?

ТИЛО ВОЛЬФ: Я никогда не думал об этом таким образом. И никогда не связывал это. Но это хорошо подмечено. Конечно, нет сознательной связи между «Der Letzte Hilfeschrei» и «Weil Du Hilfe Brauchst». У меня этого даже в мыслях не было. Возможно, что-то осталось в моем подсознании и оставалось там долгое время. Я сказал бы, что это другая перспектива. Когда я писал «Der Letzte Hilfeschrei», я выражал свои чувства в очень прямо. Так же, на «Angst» ты можешь услышать только клавиши и синтезатор. Ни гитар, ни симфонического оркестра, ни других инструментов. «Weil Du hilfe brauchst» – это совсем другое, это взгляд со стороны на того, кому нужна помощь. Возможно, это одна тема, но с другой точки зрения. Она никогда не задумывалась, как отсылка к «Der Letzte Hilfeschrei».

Теперь, если бы ты мог встретить молодого Тило, того, кто записал «Angst». Что бы ты ему сказал?

ТИЛО ВОЛЬФ: Не уверен, что захотел бы вообще ему что-либо говорить, потому что я не хочу повлиять на него, на то, что он бы сделал дальше. Если бы я поговорил с ним, он, возможно, не записал бы «Angst» или не сделал бы следующий альбом «Einsamkeit». Он бы не создал всю эту замечательную музыку. Я бы не хотел повлиять на него. Возможно, я бы поговорил с ним, но я надеюсь, ему было бы все равно и он бы думал о том, что он делает.

А поверил бы молодой Тило в достижение Лакримозой мирового успеха и существования после своего 24-летия?

ТИЛО ВОЛЬФ: Нет. Не на секунду. Я определенно никогда об этом не думал. Когда я начал записывать мои песни, я просто хотел сделать кассету для нескольких друзей и для себя, чтобы слушать. Моей целью было наложить музыку на мои стихи и передать мои чувства. Я не думал об успехе. Ничего не планировалось. Большинство музыкантов, которых я знаю, не имели в планах стать известными. Конечно, есть некоторые люди, которые создают группу и хотят стать известными, но это не так просто. И это был не мой случай.

Тило Вольф Давай вернемся к CD. Мы заметили, что «Live in Mexico City» — первый альбом Лакримозы, название которого состоит больше, чем из одного слова. Как так получилось?

ТИЛО ВОЛЬФ: Мы искали название, которое, в первую очередь, подходило бы к содержанию диска. Я думал над коротким названием. Я думал о «Live III», но это уже два слова. Я искал красивое слово, которое бы все это полностью описывало, но это оказалось действительно трудно. «Live in Mexico City» действительно говорит всё. Это один концерт, один вечер. Так же важно, что это было записано в Латинской Америке. Впервые издан CD, на котором публика Латинской Америки подпевает песням на немецком. Мы хотели, чтобы это было понятно из названия.

Существует также специально издание, которое включает в себя лайв-DVD. Но там только 4 песни. Догадываюсь, что вы записали весь концерт, тогда почему только 4 песни?

ТИЛО ВОЛЬФ: Когда мы планировали релиз альбома, я просмотрел весь видеоряд, что у нас был. Я подумал, что было бы здорово выпустить первый тираж CD с несколькими видеозаписями, что мы сделали. Два CD-диска лайв-альбома в первом издании точно такие же, как и в обычном стандартном издании, но имеет бонус-DVD за ту же цену. Пока что мы смонтировали только 4 песни с концерта, и именно их вы найдете на DVD. У нас просто не было времени сделать больше. Сейчас мы очень заняты. Есть много работы.

Над чем ты работаешь?

ТИЛО ВОЛЬФ: Конечно, сейчас много есть много работы, связанной с релизом диска. Много дел в сфере промоушена. Мы получаем вопросы для интервью со всего мира. Это, конечно, продлится еще несколько дней. Я надеюсь, это скоро закончится. После этого мы начнем репетировать для двух фестивалей, на которых мы сыграем в Германии: замке Клаффенбах в Хемнице и Амфи фестивале в Кёльне. У нас совершенно новый сет-лист для этих концертов. Мы так же запишем несколько новых вещей.

Однажды ты сказал, что у Snakeskin (электронный сайд-проект Тило) выйдет новый альбом…

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, я планировал заняться новым альбомом Snakeskin после тура. Но потом появилась идея сделать лайв-альбом и это отняло много времени и труда. Поэтому я отложил все дела со Snakeskin до 2016.

Это довольно долго. Сегодня существует много немецких готик-метал групп, которые сочетают тяжелые гитары со сложными симфоническими аранжировками. Я имею в виду ASP, Mantus, Samsas Traum… Эти три группы с лейбла Тризоль. Ты ощущаешь своё влияние на них каким-то образом? Думаешь ли ты, что Лакримоза отрыла для них дверь?

ТИЛО ВОЛЬФ: Разумеется. Они говорят мне, когда я их встречаю, что они слушают Лакримозу, что это важно для них. Я как-то был на фестивале, где играли несколько из этих групп, и кто-то сказал мне: «Смотри, они все твои дети. Ты их отец». Поэтому да, я думаю, что я открыл им дверь. Без Лакримозы, они бы не делали того, что делают. Возможно, они бы не пели по-немецки. Они бы занимались чем-то еще.

Вы были первыми, кто стал делать такую музыку на немецком языке. В то время это было довольно рисковано. Ваш альбом «Inferno» (на котором Лакримоза перешла от дарквейва к готик-металу) неоднократно подвергался критике, когда был издан.

ТИЛО ВОЛЬФ: Когда я издал первый сингл в новом стиле Лакримозы — «Schakal» — все говорили «что это?!». Готические диджеи были в замешательстве. Они говорили, что это метал, а не готика. Кто-то не захотел ставить это. Это забавно, потому что сегодня люди находят «Inferno» – знаковым альбомом, а «Schakal» — великолепной песней, классикой. Но в то время, готик-пресса говорила «это не готика». А метал-пресса… они предпочли ничего не говорить. Для них это было слишком мрачно. Они это просто проигнорировали.

Это было рискованно, но стоило того. Я однажды написал в статье, о том, что вместо каждого фана, что вы потеряли тогда, вы получили 10 новых, или даже 100. Если ты посмотришь на те группы, с которыми вас сравнивали в начале — такие как Goethes Erben или Das Ich – Лакримоза теперь стала гораздо больше, чем они. И риск, на который ты решился, обернулся хорошо.

ТИЛО ВОЛЬФ: Может, это так. Я думаю, новый стиль очень помог достигнуть интернационального успеха, особенно за пределами Европы. Ты знаешь, когда я был молод, я слушал Joy Division и Bauhaus, великие команды, которые играли темную музыку. Я любил их, но я не хотел повторять то, что они делали. И они не были тяжелыми. А у меня есть и тяжелая сторона. С одной стороны, я любил тяжелые команды, такие как Guns’N’Roses и AC/DC, но они были для меня недостаточно мрачными. Я хотел создать комбинацию из тяжелой и темной музыки. Это было моей целью при создании «Inferno». Как следствие, поначалу, это было слишком тяжело для готов и слишком мрачно для металистов. Но это обернулось хорошо. И это дало мне возможность достигнут международного признания.

Мы можем сказать, что у вас очень лояльная фан-база, что иногда даже граничит с фанатизмом. Когда я смотрю на это, я думаю, что эта фан-база состоит из людей, которые все равно будут покупать диски Лакримозы, несмотря на кризис в музыкальной индустрии. У тебя не возникало ощущения, что Лакримоза может меньше страдать кризис таким образом?

ТИЛО ВОЛЬФ: О, я ощущаю кризис. Это затронуло и нас тоже. Но ты прав, у нас очень лояльные фаны. И я часто думаю, что должен быть счастлив из-за этого. Я думаю, это должно быть очень сложно для тех групп, у кого не столь лояльные фаны.

Я закончил с вопросами. Хочешь ли ты что-то добавить?

ТИЛО ВОЛЬФ: Да, хочу. Ты говорил, что мы не играли в Бельгии в последних двух турах, и я очень расстроен из-за этого тоже. Потому что Бельгия является страной, где все началось для Лакримозы… по крайней мере, на интернациональном уровне. Она была первой страной, в которую мы были приглашены с концертами вне Германии. Поэтому, Бельгия очень важна для меня. Она то, с чего все началось. И я знаю, что в Бельгии у нас тоже есть верные фаны. Мы бы хотели сыграть в Бельгии снова. Мы пытались, но так и не смогли найти никого из организаторов за последние несколько лет, которые захотели бы заняться концертом Лакримозы. У нас нет менеджеров. У нас есть наш собственный лейбл: Hall of Sermon. Все, что мы делаем, находится под моим контролем. Это весьма осложняет организацию туров. Но я надеюсь, мы сможем сыграть в Бельгии снова в будущем.

Как и мы. Спасибо тебе большое за интервью.

ТИЛО ВОЛЬФ: Спасибо и тебе тоже, за твое время и за интервью.

КРЕДИТСЫ

 © 2014, peek-a-boo-magazine.be, Xavier KRUTH

Перевод — Arkana Wolf специально для LacriWelt Russia

ОРИГИНАЛ

ЧИТАТЬ НА АНГЛИЙСКОМ

This page is also available in: Английский

2 комментария

  1. Zonia Kirkhart

    Can I just say what a relief to seek out somebody who truly is aware of what theyre speaking about on the internet. You definitely know methods to carry a problem to gentle and make it important. More folks have to learn this and perceive this aspect of the story. I cant imagine youre no more fashionable since you definitely have the gift.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована

X